Сергей Жвачкин: масштаб "Большого университета" Томска сопоставим с МГУ и Сорбонной

Сергей Жвачкин. © Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Уходящий год для Томской области ознаменовался решением о консолидации университетов, реализацией национальных проектов и празднованием юбилея — региону исполнилось 75 лет. В преддверии Нового года глава региона Сергей Жвачкин рассказал ТАСС о вкладе Томской области в строительство магистрального газопровода "Сила Сибири", работе беспилотных комбайнов на полях, несправедливостях бюджетной политики и первой среди российских регионов в этом году инициативе о признании 31 декабря выходным днем.

"Палеозой" как новая эра

— Сергей Анатольевич, как изменилась Томская область за эти 75 лет? Какие ключевые и уникальные проекты удалось реализовать в регионе, выделяющие его среди других субъектов России?

— Хочу напомнить, что Томская земля гораздо старше 75 лет. Некогда крупнейшей в Российской Империи Томской губернии в этом году исполнилось 215, а Томску — 415.

За три четверти века регион прошел большой путь, используя два главных конкурентных преимущества — колоссальные природные ресурсы и неисчерпаемый интеллектуальный капитал. Они и определили лицо региона, который стал мощным научно-образовательным центром, интегрированным с производством и инновационным бизнесом.

В конце 1940-х в 10 км от Томска началось строительство крупнейшего в мире закрытого города и ядерного производства. А сегодня на Сибирском химическом комбинате "Росатом" строит первый в мире сверхбезопасный энергокомплекс с реактором на быстрых нейтронах.

Важный этап развития области связан с освоением подземных кладовых. В первые дни 1966-го на севере было создано нефтепромысловое управление "Томскнефть". В июне отгружена первая продукция. А в июле посреди тайги и болот основана столица томских нефтяников — Стрежевой. В середине 90-х мы исполнили нашу давнюю мечту — добывать не только нефть, но и газ. А сегодня вместе с компанией "Газпром нефть" и томскими университетами реализуем технологический проект "Палеозой" — подступаемся к труднодоступным углеводородам.

Но, конечно, наш "конек" — это научно-образовательный комплекс, начало которому 141 год назад положил первый за Уралом и пятый на всем азиатском континенте Сибирский Императорский университет. У нас успешно работают шесть государственных университетов, пять академических институтов и крупнейший в стране Томский национальный исследовательский медицинский центр.

Наши государственный и политехнический университеты в статусе национальных исследовательских участвуют в федеральном проекте "5–100", где борются за место в сотне лучших университетов мира. Наш Сибирский государственный медицинский университет — первый и единственный в России опорный медицинский вуз. Входят в рейтинги ведущих университетов страны педагогический, архитектурно-строительный и университет систем управления и радиоэлектроники.

— Каким вы видите следующий этап развития Томской области?

— Наши амбициозные планы — это научно-образовательный центр мирового уровня. Создать его в регионе нам помогут президентские национальные проекты, и в первую очередь — проекты "Наука" и "Образование"

Почти все, кто был в Томске, единодушны — де-факто НОЦ мирового уровня в Томске уже есть. В числе этих экспертов президент Российской академии наук Александр Сергеев и составители рейтингов QS — это международное агентство третий год подряд включает Томск в сотню лучших городов мира для студентов.

Ведущий российский бизнес видит, что наши университеты успешно внедряют самые современные программы подготовки высококвалифицированных специалистов. Учат не для "корочек", а для дела, для карьеры. Неслучайно госкорпорации рекрутируют выпускников томских университетов еще до сдачи госэкзаменов, уже на старших курсах. Годовое финансирование томского научно-образовательного комплекса уже составляет 30 млрд рублей, из которых 8,5 млрд — объем научных исследований. И половина этих средств — частные инвестиции!

Конечно, эти деньги работают не только на научно-образовательный комплекс. Томская область — один из немногих регионов России, в котором десять лет подряд растут обрабатывающие производства. В прошлом году по их темпам наш регион занял первое место в Сибири. Индекс производства машин и оборудования у нас составил 293%, лесопереработки — 147%, производства электрического оборудования — 144%, металлургии — 134%, пищевой промышленности — 122%. Работаем над тем, чтобы эти темпы сохранить. И преумножить.

От императорского университета к большому

— Научно-образовательный центр мирового уровня вы создаете в рамках национального проекта "Наука". А по проекту "Образование" строите первый в России межуниверситетский многофункциональный студенческий кампус. Расскажите об этом проекте.

— О престиже томской высшей школы говорят не только мировые рейтинги, но и конкурсы абитуриентов, география студентов. Сегодня в университетах Томска учится молодежь из 79 регионов России и 93 стран. А ведь каких-то 25 лет назад наша область была полностью закрыта для иностранцев из-за самого крупного в мире ядерного комбината под Томском.

Экспортный потенциал томского высшего образования, конечно, еще не исчерпан. Но, привлекая студентов со всего мира, нам нужно обеспечить их не только высококачественными знаниями, но и современными условиями для жизни, учебы, занятий спортом и творчеством. Кампус, который мы будем строить на левом берегу Томи, — как раз такое место. Договорились о проекте с Министерством науки и высшего образования России и государственной корпорацией ВЭБ.РФ. Кстати, соглашения о строительстве кампусов заключили всего два региона — Томская область и Пермский край. Но наш объект в четыре раза больше пермского, томский кампус рассчитан на 20 тыс. студентов.

Мы готовим международный конкурс на лучшее архитектурно-градостроительное решение будущего объекта. О желании участвовать в нем уже заявили компании с мировым именем. Я встретился со студентами томских университетов, с ними мы обсудили, каким должно быть это место для жизни. Важно учесть все и построить не только жилые объекты вместе с учебными корпусами, но и коворкинги, фитнес-центры, кафешки, общественные пространства.

— Вы дали старт проекту "Большой университет". Что он предполагает?

— Идею "Большого университета" в свое время высказывали тогдашние ректоры политеха и медицинского университетов Юрий Похолков и Вячеслав Новицкий. "Большой университет" — это новый, непривычный для нашей страны формат работы высшей школы. Речь не о юридическом объединении в один университет, а о такой синергии, которой достигли научные центры Стэнфорда, Оксфорда, Кембриджа и многие другие. Не секрет, что тот же Оксфордский университет состоит из десятков колледжей, у каждого из которых своя специфика.

Какие цели преследуем мы, претворяя проект "Большого университета" в реальность?

Первая — хотим быть заметнее в мировом научно-образовательном пространстве. Я не страдаю гигантоманией, но давайте признаем — чем больше предприятие или альянс предприятий, тем больше у него возможностей, тем сложнее не считаться с его мнением. В Томске 5 тыс. докторов и кандидатов наук. И это одна команда научно-образовательного комплекса. По оценкам экспертов, масштаб "Большого университета" Томска сопоставим с МГУ имени Ломоносова и Сорбонной.

Вторая цель — создать понятную, удобную, а главное — единую "точку входа" для инвестиций в науку и контактов томских ученых с реальным сектором экономики. Ведь большинство современных разработок находятся на стыке наук, дисциплин, лабораторий и исследовательских команд. Считаю неправильным, когда заказчик тех или иных НИОКР мечется между университетами, академическими институтами и кафедрами, выясняя, какую дверь открыть. Нам надо создать единую площадку по работе с индустриальными партнерами по принципу одного окна.

Наша третья цель — сформировать более эффективные горизонтальные связи. Если их не будет, мы никогда не займем нишу на таких быстрорастущих технологических рынках, как искусственный интеллект, работа с большими данными и другие.

И наконец, цель четвертая — усиление взаимодействия с традиционными отраслями промышленности. Это атомная энергетика замкнутого цикла, это новая химия, это добыча трудноизвлекаемых полезных ископаемых и многое другое. Мы решим эти задачи быстрее и эффективнее в рамках "Большого университета".

"Сила Сибири" по-томски

— В 2020 году исполнится пять лет с момента утверждения концепции "ИНО Томск". Подведите итоги проекта.

— Напомню, что "ИНО Томск" — это первый проект комплексного территориального развития, который утвердил премьер-министр Дмитрий Медведев правительственным распоряжением в первый рабочий день 2015 года.

Фундамент проекта — это развитие экономики, промышленного производства, инфраструктуры, социальной сферы, городской среды при непосредственном участии научно-образовательного комплекса. Я считаю, мы в Томской области одними из первых преодолели разобщенность власти, науки и реального сектора экономики.

Какие мы предприняли шаги, чтобы добиться реальной интеграции? Выставили "маяки", которые указали бизнесу, научным центрам, инвесторам на приоритеты региональной политики. Одним из таких приоритетов стало импортозамещение. Мы в Томской области занялись им еще в 2012 году, за два года до санкций и черных списков! Сумели убедить руководителей "Газпрома", "Газпром нефти", "Интер РАО", "Россетей" и "Сибура" в том, что Томская область обладает реальным промышленным и научно-образовательным потенциалом для создания высокотехнологичного оборудования в интересах крупнейших компаний.

Каких результатов удалось достичь? Самый яркий — 15 млрд рублей: именно на такую сумму, по нашим оценкам, приобретет пятерка крупнейших российских компаний томской продукции в 2019 году. Эта цифра растет из года в год, и потолка мы, конечно, не достигли.

К слову, значительная часть технологического оборудования магистрального газопровода "Сила Сибири", который несколько недель назад запустили в эксплуатацию президент России и глава КНР, сделана в Томске. Да и заказчиком этой стройки десятилетия была наша компания "Газпром трансгаз Томск", которая сегодня работает уже в 13 регионах России.

Но итоги проекта "ИНО Томск" — это не только производственные успехи, но еще и научно-образовательные.

Наши национальные исследовательские университеты ТГУ и ТПУ продвинулись в мировых рейтингах высшей школы. А Сибирский государственный медицинский университет первый и до сих пор единственный медвуз в России, который получил статус опорного.

"ИНО Томск" дал импульс лесопромышленному комплексу. Если в 2014 году мы заготовили в регионе 4,8 млн кубометров древесины, то в 2018-м — почти 6,3, и по итогам этого года будет не меньше. И хоть до советских рекордов в ЛПК, когда ежегодные заготовки были на уровне 10 млн кубов, нам еще далеко, но мы к этой цели идем.

При этом мы вывозим за пределы региона меньше 1% круглого леса, а остальное перерабатываем на месте, производим больше 30 наименований продукции, в том числе глубокой переработки. В каком еще регионе вы встретите такое?

Товары из древесины — важная статья томского экспорта, мы поставляем их в 17 стран. В прошлом году заработали на этом $177 млн, за девять месяцев этого года — уже $140 млн. К слову, самый крупный покупатель томской продукции ЛПК — вовсе не Китай, а Узбекистан.

Нацпроекты крупным планом

— Сергей Анатольевич, вы рассказали о реализации в регионе национальных проектов "Наука" и "Образование". А как обстоят дела с остальными? Какая сумма на их реализацию ожидается в следующем году?

— Томская область участвует во всех национальных проектах президента. В 2020 году мы профинансируем их почти на 12,5 млрд рублей. Это больше, чем в текущем году. И будем продолжать работу по увеличению федеральной поддержки нацпроектов, поскольку, к сожалению, доля финансового участия региона остается значительно выше обещанных федерацией 3%. По факту мы реализуем нацпроекты на паритетных началах.

Значение президентских национальных проектов для региона переоценить сложно. Они дают нам уникальную возможность за достаточно короткое время улучшить жизнь людей. Только за первый год реализации нацпроектов мы отремонтировали 138 км дорог, ввели в эксплуатацию школу на 1100 мест в новом жилом районе Томска, в больницы области закупили современное медицинское оборудование, приобрели спортинвентарь и оборудование для школ и спортивных площадок, создали модельные муниципальные библиотеки, начали строить детские сады в районах области. И, главное, начали строительство таких значимых для области объектов, как новый хирургический корпус онкологического диспансера стоимостью 4 млрд рублей, новые корпуса Итатского дома-интерната.

— В мае 2019 года вы раскритиковали ход мусорной реформы в регионе и вернули тарифы на уровень 2018 года. Что изменилось к концу года, а какие "горячие точки" еще остаются?

— Вы знаете, я не помню ни одной реформы, которая бы проходила гладко. И главная задача любых реформ — прежде всего, изменить отношение людей к переменам, сделать их участниками и союзниками реформ. Именно для этого и понадобились те меры, которые мы приняли в мае, — честная оценка, что чиновники оказались к новой системе обращения с отходами не готовы, и шаг назад в стоимости новой коммунальной услуги.

Я убежден, что перекладывать на плечи людей финансовое бремя по развитию инфраструктуры работы с твердыми коммунальными отходами недопустимо, для этого существует государство и бизнес с его инвестициями. Но в то же время мусорная реформа не просто назрела, а перезрела. Вы поездите по глубинке, посмотрите, что "украшает" едва ли не каждое село на въезде. Свалка! И пусть она хоть трижды санкционированная, но я считаю, что такого быть не должно.

Мы в Томской области выделили из фонда финансирования непредвиденных расходов 60 млн рублей на приобретение новых контейнеров. Потому что неудовлетворительный старт мусорной реформы был связан с нехваткой контейнерного парка. Помогли муниципалитетам, в кратчайшие сроки увеличили количество контейнеров на 7 тыс., и сейчас их 20 тыс. по всей области. Закупили новую мусоровывозящую технику, сейчас это 138 единиц.

К каким результатам это привело? Первый — в 2,5 раза увеличился ежемесячный объем вывозимых отходов, и сейчас он составляет 240 тыс. тонн. Где раньше был этот мусор? На несанкционированных свалках возле населенных пунктов. Второй результат — снижение социальной напряженности и повышение собираемости платежей за вывоз ТКО до 65%. Люди увидели реальные позитивные изменения в сфере работы с ТКО, и у них исчез протест при виде платежки.

Конечно, оба эти результата я не могу считать завершенными. И потому, что сегодня услугу по вывозу мусора получают только 90% жителей нашей области, которая по площади больше Великобритании. И потому, что уровень оплаты 65% не дает бизнесу оказывать услуги более качественно. Будем работать и в этих направлениях, и в вопросах дооснащения контейнерного парка, строительства новых полигонов и мусоросортировочных комплексов.

— О цифровой экономике. На новый этап вышел федеральный проект "Тайга" по испытанию на территории региона беспилотных летательных аппаратов, чему способствовали соревнования беспилотников. Что еще сделано в 2019 году для цифровой трансформации экономики?

— Если говорить о ближайших планах нашего проекта "Тайга", который мы реализуем вместе с Военно-промышленной комиссией России, то сегодня перед нами стоят задачи построения цифровой инфраструктуры для использования беспилотных технологий и привлечение промышленного партнера в проект.

Мы в Томской области сразу договорились: тратить силы, средства и время на конструирование беспилотников под собственными брендами мы не будем. Кого сейчас могут удивить простые дроны? Лучше мы направим ресурсы на то, чтобы адаптировать возможности беспилотных технологий под нужды экономики и социальной сферы.

Соревнования, которые мы первыми в России провели на аэродроме Головино под Томском, как раз этому были посвящены. Мы собрали команды со всей страны, которые занимаются беспилотными технологиями и выпускают летательные аппараты — большие и маленькие, быстрые и не очень. Раздали им задания, в числе которых мониторинг газопровода и ЛЭП, доставка грузов, поиск людей, картографическая съемка местности и другие.

Если раньше производители беспилотников работали фактически вслепую, то после участия в соревнованиях они знают, какое место могут занять на рынке, что нужно доработать. Выяснилось, что некоторые участники не могут управлять летательными аппаратами на расстоянии, которое теоретически казалось им доступно. У других дроны не смогли противостоять ветру. Третьим не хватало энергии для доставки грузов. А ведь конкурсными заданиями были реальные задачи бизнеса.

Беспилотными технологиями мы занимаемся и на небе, и на земле. Вместе с компанией Cognitive Technologies провели первую в стране экспериментальную уборку урожая с помощью новых беспилотных технологий в сельхозтехнике. Тестовая уборка яровой пшеницы "Икар" проводилась на поле площадью 120 га в реальных условиях уборочной кампании. Комбайн Acros 585 оснащен системой AgroPilot, созданной томскими разработчиками на базе технологий технического зрения с элементами искусственного интеллекта.

Наши ученые разработали уникальный 4D-радар, который работает без спутника, которому не страшен туман и дождь, который видит на значительном расстоянии препятствие, оценивает его габариты, скорость и направление движения и принимает решение. Теперь идем дальше, потому что такая техника должна использоваться во всем цикле сельскохозяйственного производства. Да и не только сельскохозяйственного.

Первые в Сибири, пятые в России

— Давайте поговорим о бюджете. В октябре, на Днях Томской области в Совете Федерации России, вы сотрясли зал заседаний верхней палаты парламента оценкой межбюджетной политики. В чем зерно проблемы?

— Проблема в несовершенстве и несправедливости межбюджетной политики. В прошлом году Томская область с населением 1 млн человек собрала 242 млрд рублей налогов, из которых 183 млрд мы перечислили в федеральную казну. Мы отдали в федеральный бюджет больше, чем Омская, Новосибирская, Кемеровская области, Алтайский край и Республика Алтай — пять сибирских регионов вместе взятые! Томская область — первый регион в Сибири и пятый в России по доле перечислений налогов в федеральный бюджет. Однако при этом уровень бюджетной обеспеченности у нас ниже, чем в среднем в стране, где этот показатель равен единице, а у нас — 0,76.

Я не раз заострял эту проблему в самых разных кабинетах, но везде слышал одно и то же: такие правила. А мы, томичи, считаем, что такой порядок межбюджетных отношений как раз не по правилам, и его надо менять. Ну не может регион, отдающий 76% налогов другим, жить хуже тех, кому они достались.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко с нашими доводами согласилась, за что ей большое спасибо от жителей области. Верхняя палата парламента приняла постановление "О государственной поддержке социально-экономического развития Томской области", в котором правительству рекомендовано проработать вопрос о доведении уровня бюджетной обеспеченности таких регионов-доноров, как Томская область, до среднероссийского.

Что касается перспектив нового порядка межбюджетных отношений, то, как говорится, постучим по дереву. Но мы уже видим, что объем нецелевой федеральной помощи бюджету Томской области на 2020 год по сравнению с текущим годом увеличен на 1 млрд рублей, темп роста составил 118,5%. По этому показателю среди всех регионов России мы заняли третье место.

Говорить о бюджете нового года можно только с оговоркой: законодательная дума Томской области примет главный финансовый документ региона 25 декабря. Скажу лишь, что по итогам работы согласительной комиссии объем расходов областного бюджета на 2020 год мы увеличили на 5,6 млрд рублей. С учетом целевых федеральных средств расходная часть составляет 80,2 млрд с темпом роста к уровню 2019 года 110%. Сумма для Томской области рекордная. Но это моя позиция: такому региону, как наш, необходим не только социальный бюджет, но и бюджет развития.

— Сергей Анатольевич, вся страна обсуждает ваше решение о переносе рабочего дня с 31 декабря на 28-е. Почему вы его приняли?

— Новый год — один из самых любимых и главных наших праздников, и готовиться к нему нужно всей семьей: вместе собирать на стол, вместе готовить подарки, вместе с детьми встречать Деда Мороза. Я бы 31 декабря сделал выходным каждый год — за счет сокращения чересчур длинных январских каникул. Ожидание праздника значит едва ли не больше, чем сам праздник. Поэтому последний день года, канун нового, должен быть выходным.

Беседовал Вадим Белозерцев

источник: https://tass.ru/interviews/7360907